Потряхивает. Российский и мировой рынок стали: 16-23 июня 2024 г.

Потряхивает. Российский и мировой рынок стали: 16-23 июня 2024 г.
Прошедшая неделя выдалась на редкость турбулентной. Солировал здесь, конечно, рубль, который сначала резко укрепился, а затем опустился до прежних значений. Поездка президента в КНДР и Вьетнам повысила интерес к новым направлениям, но наибольшее влияние на российскую экономику по-прежнему оказывают взаимоотношения с Китаем.

Так, например, рублевые скачки происходили по отношению не только к доллару, но и к юаню. При этом курс китайской валюты четко пошел вверх после объявления о том, что ряд китайских банков снова начали проводить платежи из России.

Вообще, ситуация с подъемом курса рубля напоминала весну 2022 г., когда после введения первых пакетов санкций резко ухудшились условия для импорта, что привело к падению спроса на инвалюту. По-хорошему, рублю и сейчас стоило бы немного подняться, чтобы компенсировать увеличение расходов импортеров. Но теперь наиболее вероятным вариантом видится постепенное возвращение к относительной стабильности примерно на том же уровне, что и до введения санкций против Московской биржи.

В любом случае, для экономики нужно скорейшее восстановление постоянства и предсказуемости валютного курса. В ней и так накопилось много проблем, противоречий и неясностей. Очень характерно, что в опубликованном на прошлой неделе Резюме обсуждения ключевой ставки на «неделе тишины» и в ходе заседания Совета директоров Банка России 7 июня очень часто отмечалось, что ситуация неопределенная, статистические показатели нечеткие и уже не слишком актуальные, а для четких выводов не хватает информации.

Тогда, в начале июня, Банк России принял решение о сохранении ставки на уровне 16%. Но в июле может быть принято решение о ее повышении, причем достаточно резком — наверное, не менее чем до 17-18%. Пока полной уверенности в необходимости этого шага нет, но вероятность его возросла из-за усиливающихся инфляционных ожиданий, продолжающегося роста объемов кредитования и увеличивающихся зарплат сотрудников дефицитных специальностей.

При этом, в Банке России признают, что уровень ключевой ставки — это только один из многих факторов, влияющих на инфляцию. Например, сильное проинфляционное действие на экономику оказывает государственная поддержка приоритетных отраслей и проектов, включая оборонную промышленность. Довольно много компаний получают с помощью государства кредиты по нерыночным ставкам и переманивают к себе ценных специалистов, еще сильнее раскручивая «гонку зарплат».

Возможно, не очень хорошо об этом говорить, но возникает впечатление, что Банк России блуждает в потемках, не совсем понимая экономику, в которой работает. Между тем, инфляция — это повышение цен, а данные процессы можно отследить.

Судя по тексту Резюме, отечественные специалисты уделяют непропорционально много внимания инфляции спроса, указывая на такие факторы как рост зарплат (к слову сказать, очень неравномерный) и увеличение объемов потребительского кредитования. Однако есть впечатление, что наибольшее влияние на ценовой рост оказывает инфляция издержек.

Вообще, ценовая ситуация у нас очень неоднозначная и сильно различается по отдельным сегментам. Так, если взять для примера рынок стальной продукции, то окажется, что за последние 12 месяцев арматура подорожала почти на 30%, оцинкованная сталь — примерно на 30%, холоднокатаный лист — на 20%, металлолом — на 15%, швеллер № 12 — на 10%, а горячекатаный прокат — на 5%. Курс рубля же сейчас приблизительно на 3-5% ниже, чем во второй половине июня 2023 г.

При этом, у каждого такого повышения, особенно, превышающего уровень инфляции, есть свои конкретные причины. Выявить их не так уж просто. Тем более, что для российской экономики весьма характерны две крайности: или такая конкуренция, что цены в пол, а зарабатывать можно только с помощью махинаций, или господство локальных монополистов, которые повышают цены просто потому, что могут.

Так или иначе, для выявления источников инфляции не мешало бы проанализировать, как меняются издержки российских компаний с течением времени. Хотя бы главные — электроэнергия, логистика, горючее, платежи в пользу государства, услуги, от которых нельзя отказаться, расходы на оплату труда, стоимость финансирования, сырья, расходных материалов и комплектующих, программного обеспечения и т.д. А дальше уже действовать не столько монетарными мерами, которые в нашей гибридной государственно-частной экономике не совсем работают, сколько административными. В качестве примера здесь, например, можно вспомнить историю взлета и падения арматуры осенью прошлого года.

Конечно, рынок — он тоже регулирует сам себя, но достаточно непредсказуемым образом и часто через кризисы. Так, многих участников российского рынка стальной продукции беспокоит обстановка, которая складывается, прежде всего, в секторе горячекатаного проката. Там заметен избыток предложения, который может вылиться в распродажу, устроенную некоторыми крупными игроками с избытком складских запасов, которые к тому же еще и регулярно пополняются.

Подобная ситуация наблюдается уже несколько месяцев на рынке сварных труб в Центральной России. Из-за его перенасыщенности крупными игроками и ограниченных возможностей для вывоза излишков (дорого и некуда) котировки на трубы находятся стабильно ниже, чем стоимость горячекатаных рулонов, из которых они изготовляются. Вот для арматуры такой риск, вроде бы, меньше, поскольку некоторые компании сократили производство.

В целом российский рынок стальной продукции выходит на плато и должен перестать провоцировать инфляцию. По крайней мере, в июле может незначительно подорожать на заводах только прокат с покрытиями. В секторе горячекатаного проката наблюдается медленное понижение спотовых цен. Если отмена льготной ипотеки с 1 июля приведет к ослаблению видимого спроса, та же тенденция возникнет и на рынке арматуры.

Ранее российские компании контролировали обстановку на внутреннем рынке, варьируя объемы экспортных поставок. Но сейчас такие возможности сильно ограничены, особенно, в дальнем зарубежье. На мировом рынке продолжается постепенный спад, основной причиной которого являются интенсивные продажи китайской стальной продукции. На прошлой неделе, например, возросли объемы экспорта дешевой китайской заготовки, а горячекатаный прокат опустился до самой низкой отметки за два месяца.

По данным Национального бюро статистики КНР, за первые пять месяцев 2024 г. производство арматуры в Китае сократилось на 12,6% или более 10 млн. т по сравнению с тем же периодом годичной давности. А вот выпуск горячекатаного проката в середине июня, как сообщила консалтинговая компания Mysteel, вырос до двухлетнего максимума.

Китайским металлургам помогает удешевление железной руды, коксующегося угля и металлолома. За счет этого они получают прибыль даже при нынешних ценах или, как минимум, не несут больших убытков и могут отправлять излишки за рубеж.

Эта ситуация может измениться в двух случаях. Во-первых, если китайская экономика повысит темпы роста во втором полугодии, и во-вторых, если китайские власти, как и в прошлые годы, введут ограничения на производство чугуна и стали. Пока что второй вариант представляется более вероятным.

В общем, обстановка вокруг не простая. Трясет, и сильно, поэтому надо крепко держаться, чтобы никуда не вылететь при резком повороте.

Другие материалы о российском и мировом рынке стали читайте в разделе "Аналитика".

Приглашаем всех принять участие в выставках и конференциях, которые состоятся во второй половине 2024 г.! Ближайшие из них состоятся в начале осени. В Костроме 12-13 сентября пройдет очень актуальная по нынешним временам конференция "Сервисные металлоцентры России", а 19-20 сентября Екатеринбург и Каменск-Уральский примут конференцию "Медь, латунь, бронза: тенденции производства и потребления".

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»
Просмотров: 551

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные (авторизованные) пользователи сайта.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выбрав текст с ошибкой и нажатием кнопок Shift+Enter